Работая в одиночку с

Работая в одиночку с помощником звукоинженера, Тоби Райтом, Джейсон использовал для записи те же басовые настройки, что и на концертах. Не было времени копаться с микрофонами, экспериментировать со звучанием и думать, медиатором играть или пальцами. Это сегодня я всё знаю. Записывая три или четыре песни в день, я фактически дублировал партии гитары Джеймса. За три месяца, что остальные участники группы работали с Расмуссеном, Джейсон провёл в студии меньше недели. Теперь я обычно работаю целый день над одной песней. Так я делаю на альбомах Но тогда я понятия не имел, чего и как. Просто играл и всё.
Майк Клинк говорит, что отсутствие баса было проблемой даже ещё при его работе с ребятами. Бас просто не вписывался в то, что они делали для него просто не оставалось места. Но это была их концепция, и если бы с ними был Клифф, я думаю, всё было бы иначе. Но я видел, что Джейсона они ни во что не ставили, а он был рад хотя бы уже тому, что являлся участником Metallica. Полагаю, он просто смирился и промолчал, добавляет он, к тому же, дело было в звучании гитар. Гитары забирают слишком много пространства в звуковом спектре. В конечном итоге, это было решение группы и того, кто сводил пластинку.
Расмуссен говорит то же самое. Уж поверь, я знаю, что Джейсон сыграл великолепно. Он записывался при мне.
Однако, как и Клинк, за сведение Флемминг ответственности не нёс. За микширование отвечали Стив Томсон и Майкл Барбиеро, работавшие с Уитни Хьюстон, Мадонной, The Rolling Stones, Принцем, Cinderella, Tesla, а также над альбомом Guns N Roses Appetite For Destruction.
Сведение проходило в мае 1988, в студии Bearsville в Вудстоке, и Джеймс с Ларсом сидели, тщательно контролируя каждое движение Томсона и Барбиеро. В интервью журналу Music & Sound Output Ларс с Джеймсом подтвердили слова Клинка и Расмуссена о том, что именно они а не продюсеры решали, как будет звучать альбом.
На вопрос, чем Justice отличался от Master Of Puppets, Хэтфилд ответил так: Он более сухой Всё слишком прямолинейно, громко и нет никакой реверберации или эхо. Мы реально из кожи вон лезли, желая убедиться в том, что выпускаем альбом, соответствующий нашим требованиям, чтобы сводить его было проще простого.
Оба говорили, что не хотели топить альбом в безумной реверберации, как это было с Ride The Lightning. А когда их спросили, что им больше всего понравилось в сыром звучании миньона Garage Days, Ларс подчеркнул, что звучание и понравилось, а Джеймс пояснил: Мы поняли, что бас получился слишком громким.
А КОГДА бас слишком громкий? прощебетал Ларс.
Когда его слышно! одновременно ответили они, смеясь.
Какой бы ни была правда, к тому моменту, как в Вудстоке начали сводить пластинку, парни уже отправились в тур, выступив в рамках американского фестиваля Монстры Рока: 25 концертов на огромных стадионах Америки вместимостью 90 000 человек; Metallica выступала четвёртой, перед хэдлайнерами Van Halen, Scorpions и Dokken.
На первые два концерта тура я поехал с группой во Флориду, на стадион в Майами (Стадион Тампа). Такой малины у нас ещё, наверное, никогда не было смеясь, говорил мне Ларс. Было понятно, что он имел в виду. Несмотря на то, что Metallica выступала днём, они были настоящим украшением тура, и публика встречала их с диким восторгом. После 40-минутного сета у группы было необычно много свободного времени. Я с бутылкой не расставался с тех пор, как глаза утром протёр с отрыжкой говорил мне Джеймс перед выходом на сцену в Тампе в самом начале тура.
На каждом концерте было несколько девушек, которых группа называла шальными дырочками девушки ждали их в душе голые, либо в бикини. Музыканты давали им проходки перед концертом, но имена их на утро, естественно, уже не помнили. Счастливчиками были девушки ребят-фэнов, готовые абсолютно на всё.
Я не мог понять, почему вдруг меня стали называть красавчиком, говорил Кирк, ко мне в жизни так никто не относился. Кирк с Ларсом конкретно подсели на кокаин. Ларс объяснил, что кокс позволял мне ещё пару часов бухать. А Кирк употреблял, потому что таким образом переставал стесняться. А ещё ему нравилось сидеть и смотреть под кайфом ужастики когда по телевизору, а когда и в собственном номере отеля.
Больше всех в группе пил по-прежнему Джеймс, регулярно уничтожавший полбутылки 70-градусного ликёра Jagermeister. Ещё он любил выпить водочки, правда, теперь уже мог позволить себе более элитную Абсолют.
Весь тур прошёл как в тумане, вспоминал позже Джеймс, было неприятно спустя некоторое время возвращаться в некоторые города, потому что предки, муженьки и парни тех девок хотели меня найти. Это хреново. Меня ненавидели, а я даже не понимал, почему Джеймс признался, что, опьянев, ему хотелось буянить, и было уже не до веселья. Сначала тебе весело, потом ты нажираешься, и хочется всех послать на хуй, потому что ты ненавидишь весь мир. Сначала я был клоуном, потом превращался в панка-анархиста и хотел разъебать всё вокруг и дать кому-нибудь пизды. Я устраивал драки иногда с Ларсом. Так я выпускал пар и выказывал недовольство толкал его, бросал в него что-нибудь Он хочет всё время быть в центре внимания, и меня это беспокоит, потому что я такой же. Он всех очаровывал, а я решил внушать людям страх. Я хотел, чтобы меня уважали и боялись.
Тем временем, с каждым выступлением тура репутация группы продолжала расти. Когда стало известно, что футболки Metallica продаются лучше, чем футболки любой другой группы на фестивале, на это обратили внимание даже хэдлайнеры, Van Halen. Оба вечера, что я был с Metallica, вокалист Сэмми Хагар приходил к ребятам в раздевалку и общался с глазу на глаз.
5 сентября альбом And Justice For All, наконец, увидел свет, и, как и Master Of Puppets, официально стал платиновым. Кукловоду понадобилось полтора года, чтобы продать первый миллион копий в Америке Justice справился с этой задачей всего за девять недель, оказавшись на 6 месте, наивысшей позиции в Штатах. Рецензии в Великобритании, где альбом добрался до 4 места, были положительные. Правда у лейбла возникли серьёзные опасения. Дэйв Торн, менеджер по артистам и персоналу Phonogram, отчаянно защищал альбом перед большим количеством самоуверенных и упрямых сотрудников компании, стучавших к нему в дверь со словами: Пластинка звучит отвратительно. Это что ещё за на хер?.
Тем не менее, британская и европейская часть тура Damaged Justice прошли при полном аншлаге. До Великобритании ребята доехали в октябре, собрав три аншлаговых вечера в легендарном концертном зале Hammersmith Odeon. Большим сюрпризом тура стало новое сценическое шоу группы всё было разработано до малейших деталей. Украшением сцены стала шестиметровая статуя Богини Правосудия с завязанными глазами, точь-в-точь как на обложке получившая прозвище Эдна в честь мейденовского Эдди которая каждый вечер театрально разваливалась в самом конце песни And Justice For All, и голова её летела с плеч, словно отрубленная гильотиной.
Это была эра пантомимы и зрелищ в тяжёлой музыке всё началось с мейденовского Эдди, который каждый вечер возрождался во время выхода группы на бис, а также с глупого дракона (по прозвищу Дензель), с которым певец Ронни Джеймс Дио сражался на сцене. В этом контексте позорное падение Эдны смотрелось намного интереснее двух вышеописанных персонажей. Без комичных ситуаций, однако, не обошлось бывало, статуя просто отказывалась разваливаться или её голова выкатывалась за сцену прямо в публику, либо половина руки висела, медленно покачиваясь, а потом падала прямо на барабанный подиум Ларса.
Но именно сингл One, вышедший в феврале 1989, возвёл Metallica ранг богов металла.
Клип снимался на заброшенном складе в Лонг-Бич, и это был настоящий музыкальный шедевр. Кадры из фильма Джонни Взял Ружьё в главной роли с Джейсоном Робардсом, всё это вперемешку с отрывистыми чёрно-белыми вставками с группой, исполнявшей песню при блеклом свете. Видеоклип One сделал для Metallica то, чего не смогла сделать ни одна их пластинка или концерт с Клиффом или без него: одновременно поднять их репутацию музыкальных новаторов и вывести рок-группу в мейнстрим.
Полная версия клипа длилась почти восемь минут. Однако, как и сингл, на MTV его показывали в обрезанной версии без кадров из фильма, а на последних минутах песни экран постепенно угасал. Даже тогда всё это шло вразрез с трендами и модой рок-видео 80-х. И MTV сказали их менеджеру Клиффу Бёрнштейну, что такое можно только в новостях показывать. На самом же деле, премьера клипа ‘One’ на MTV состоялась в ночь на 22 января 1989 года в программе Headbangers Ball. И он тут же стал первым самым востребованным клипом на MTV.
К февралю One стал первым синглом Metallica, попавшим в американский хит-парад Top-40, забравшись на 35 место, а в Великобритании оказался на 13 месте. One также привлёк внимание академиков Грэмми, и группа участвовала в новой номинации: Лучший хард-рок
Сингл One доказал нам, что не всё так мрачно, зловеще и плохо, как мы думали, сказал Ларс, пока мы ни у кого не идём на поводу.
Церемония Грэмми прошла 22 февраля в Shrine Auditorium в Лос-Анджелесе, куда группу пригласили исполнить столь обсуждаемую песню. Это было важное и историческое событие впервые без зазрения совести металлическая команда выступила на церемонии Грэмми пусть даже это была и урезанная пятиминутная версия песни.
Музыканты были окутаны тенью при почти чёрно-белом освещении. Это было колоссальное выступление, и группа, как позже признал Кирк, выступая перед белыми воротничками, очень нервничала. Мы были как дипломаты или представители этого музыкального жанра.
Однако когда сама награда досталась не Metallica, мало кто мог сдержать возмущение, и в номинации совершенно непонятным образом победила группа Jethro Tull с альбомом Crest Of A Knave решение настолько неожиданное, что ни одного музыканта Jethro Tull в зале не оказалось.
Однако парни из Metallica вели себя, как ни в чем не бывало, словно всё это было ниже их достоинства они даже решили прилепить стикер на альбом … And Justice For All’ со словами: НЕУДАЧНИКИ ГРЭММИ. Но в глубине души Ларс негодовал: Давай посмотрим правде в глаза, говорил он мне, ну какой, блядь, Jethro Tull хэви-метал? Совсем что ли ебанулись??!
В следующий раз я встретился с группой в мае во время пятидневного тура по Японии, посмотрев два выступления в спорткомплексе Olympic Pool в Токио. К тому моменту большую часть года они находились на гастролях. За исключением проблем Джеймса с желудком, которые он, по-видимому, старался устранить, заливая в себя как можно больше местного пива Sapporo и саке, всё у ребят вроде бы было хорошо и они прибывали в хорошем расположении духа. У них, наконец-то, появились деньги, и больше они уже не жили вместе, однако на гастроли продолжали ездить как одна банда.
Поздно ночью они отправились в местечко Lexington Queen, известную тусовку рок-групп со времён Led Zeppelin и Deep Purple, где по слухам, бесплатную выпивку можно было получить, всего лишь назвав имя гитариста Ричи Блэкмора.
Мы ужинали, и я слушал их рассказы о том, какие дома они недавно приобрели, либо подыскивали с помощью своих бухгалтеров. В конце 1989 ребята впервые готовы были вернуться домой в Сан-Франциско миллионерами.
К богатой жизни они, однако, привыкнуть ещё не успели, и Ларс утверждал, что по-прежнему ездил на старой сраной Хонде, Джеймс на грузовике. Правда, я только и видел их в лимузинах и частном самолёте, в котором они гастролировали по Штатам таком же, какой был у Bon Jovi и Def Leppard.
Да, мы вложили немного бабла в собственный транспорт на время гастролей, говорил Ларс, потому что долгое время находимся вдали от дома, а так гораздо легче и комфортнее.
Чем больше он рассказывал, тем больше остальные парни посмеивались и гримасничали.
А как же насчёт дома, который ты недавно приобрёл? подколол его Кирк, он вроде на горе находится, да?
Ларс посмотрел на него, будто хотел сказать: Завали ебало!. Оказалось, что дом располагался высоко на холме, и Ларс даже подумывал построить лифт, чтобы гости могли добраться до входной двери.
Так в чём проблема? спросил я, если бабки позволяют, возьми, да построй!
Да, ответил он, ты прав. Так и сделаю
И сделал.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук 30.07.18

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*